1
 

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в citaty открыть

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в zutatu открыть

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в smile открыть

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в retro открыть

 
Монтень
 
Первый признак порчи общественных нравов - это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели.
 
Народы, воспитанные в свободе и привыкшие сами править собою, считают всякий иной образ правления чем-то противоестественным и чудовищным.
Те, которые привыкли к монархии, поступают ничуть не иначе... они даже тогда, когда с величайшим трудом отделались от какого-нибудь невыносимого государя, торопятся посадить на его место другого, ибо не могут решиться возненавидеть порабощение.
 
Почему люди следуют за большинством? Потому ли, что оно право? Нет, потому что оно сильно.
Почему люди следуют стародавним законам? Потому что они здравы? Нет, потому что они общеприняты.
 
Простой народ не в силах судить о вещах на основании их самих и легко поддается влияниям и видимости.
Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная  познать подлинную суть вещей.
 
В основе того великого разрушения, каким является война, часто лежит прихоть одного человека.
Войны нередко ведутся из-за какой-нибудь причиненной ему обиды, либо ради его удовлетворения, либо из-за какой-нибудь семейной распри, то есть по причинам, не стоящим выеденного яйца.
 
Те, кто советует своим государям быть недоверчивыми и подозрительными, потому что этого якобы требуют соображения безопасности, советуют им идти навстречу своему позору и гибели.
 
Показав образец своего вероломства, монарх сразу нарушает добрые отношения с другими монархами и теряет возможность вступать с ними в какие бы то ни было соглашения.
 
Служа государям, мало быть по-настоящему скрытным, надо быть еще и лжецом.
 
Стремление монархов возвеличиться в глазах окружающих, постоянно приковывать к себе внимание свидетельствует о том, что эти государи не ощущают по-настоящему, что именно они собой представляют.
 
Души императора и сапожника скроены на один и тот же манер.
 
И даже на самом высоком из земных престолов мы сидим - на своем заду.
 
Мне ненавистна всякая тирания - и в речах, и в поступках.
 
Судье вручается судебная власть не ради его блага, а ради блага того, кто ему подсуден.
Высшего назначают не ради его выгоды, а ради выгоды низшего.
 
Худшее обличье принимают вещи тогда, когда зло объявляется законным и облекается в мантию добродетели.
 
В общественных недугах поначалу еще можно разобрать, кто здоров, кто болен;
но когда болезнь затягивается, то она охватывает все тело, с головы до пят: ни один орган не остается незатронутым.
 
Надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах.
Лучшее наше творение - жить согласно разуму. Все прочее - пустяки.
   
Монтень
 


Антип Ушкин пишет в perekur открыть

 
Наполеон
   
Очень многие воображают, что имеют талант править, основываясь лишь на том, что стоят у руля власти.
 
Некоторые короли изображают из себя заботящихся о благе народа, чтобы половчее его обманывать;
как тот волк в басне, что стал пастухом, чтобы было легче истребить овец.
   
Принципиально, чтобы власть и армия менялись часто.
Интересы страны требуют, чтобы ситуация не застывала в неподвижности:
в противном случае в скором времени установится феодальное правление и феодальные порядки.
 
Неравное распределение собственности подрывает всякое общество и нарушает порядок в стране,
разрушает промышленность и конкуренцию; крупная аристократия хороша лишь при феодальной системе.
 
Человеческий разум породил три очень важных завоевания: право, равенство и свободу нравов;
правитель, если только он не спятил, никогда не будет попирать эти три основы человеческого общества.
 
Закон должен быть ясен, точен и единообразен; интерпретировать его - значит его искажать.
 
Толпа, не разбираясь, любит повторять любую бессмыслицу, высказанную по адресу незаурядного человека.
 
Если вы хотите узнать, сколько у вас настоящих друзей, попадите в беду.
 
Вернейший способ оставаться бедняком - быть честным человеком.
 
Короли и обманутые мужья всегда последними замечают свое дурацкое положение.
 
Я всегда могу возвыситься над оскорбившими меня, простив их.
 
Публика поклоняется религии и восторгается могуществом.
Чернь судит о придворном по количеству его лакеев, а о величии Бога по числу священников.
 
Есть люди, которые льстят, а есть такие, которые обижают. Следует опасаться и тех и других
 
Красивая женщина радует глаз, мудрая - радует сердце; первая - украшение, вторая - сокровище.
 
Мир - грандиозная комедия, где на одного Мольера приходится десять Тартюфов.
 
Можно одарить льстеца лентами, но это не сделает его человеком.
 
Существует немного людей, чей ум достаточно крепок, чтобы судить обо мне беспристрастно и непредубежденно.
 
Я строил деревни, осушал болота, углублял порты, отстраивал города, учреждал фабрики,
а меня сравнивают с Аттилой, вождем варваров! Справедливый приговор, нечего сказать!
 
Я создал свой век, так же как и я был создан для него.
 


Антип Ушкин пишет в zutatu открыть

 
Наполеон
   
Очень многие воображают, что имеют талант править, основываясь лишь на том, что стоят у руля власти.
 
Некоторые короли изображают из себя заботящихся о благе народа, чтобы половчее его обманывать;
как тот волк в басне, что стал пастухом, чтобы было легче истребить овец.
   
Принципиально, чтобы власть и армия менялись часто.
Интересы страны требуют, чтобы ситуация не застывала в неподвижности:
в противном случае в скором времени установится феодальное правление и феодальные порядки.
 
Неравное распределение собственности подрывает всякое общество и нарушает порядок в стране,
разрушает промышленность и конкуренцию; крупная аристократия хороша лишь при феодальной системе.
 
Человеческий разум породил три очень важных завоевания: право, равенство и свободу нравов;
правитель, если только он не спятил, никогда не будет попирать эти три основы человеческого общества.
 
Закон должен быть ясен, точен и единообразен; интерпретировать его - значит его искажать.
 
Толпа, не разбираясь, любит повторять любую бессмыслицу, высказанную по адресу незаурядного человека.
 
Если вы хотите узнать, сколько у вас настоящих друзей, попадите в беду.
 
Вернейший способ оставаться бедняком - быть честным человеком.
 
Короли и обманутые мужья всегда последними замечают свое дурацкое положение.
 
Я всегда могу возвыситься над оскорбившими меня, простив их.
 
Публика поклоняется религии и восторгается могуществом.
Чернь судит о придворном по количеству его лакеев, а о величии Бога по числу священников.
 
Есть люди, которые льстят, а есть такие, которые обижают. Следует опасаться и тех и других
 
Красивая женщина радует глаз, мудрая - радует сердце; первая - украшение, вторая - сокровище.
 
Мир - грандиозная комедия, где на одного Мольера приходится десять Тартюфов.
 
Можно одарить льстеца лентами, но это не сделает его человеком.
 
Существует немного людей, чей ум достаточно крепок, чтобы судить обо мне беспристрастно и непредубежденно.
 
Я строил деревни, осушал болота, углублял порты, отстраивал города, учреждал фабрики,
а меня сравнивают с Аттилой, вождем варваров! Справедливый приговор, нечего сказать!
 
Я создал свой век, так же как и я был создан для него.
 


Антип Ушкин пишет в retro открыть

 
Наполеон
   
Очень многие воображают, что имеют талант править, основываясь лишь на том, что стоят у руля власти.
 
Некоторые короли изображают из себя заботящихся о благе народа, чтобы половчее его обманывать;
как тот волк в басне, что стал пастухом, чтобы было легче истребить овец.
   
Принципиально, чтобы власть и армия менялись часто.
Интересы страны требуют, чтобы ситуация не застывала в неподвижности:
в противном случае в скором времени установится феодальное правление и феодальные порядки.
 
Неравное распределение собственности подрывает всякое общество и нарушает порядок в стране,
разрушает промышленность и конкуренцию; крупная аристократия хороша лишь при феодальной системе.
 
Человеческий разум породил три очень важных завоевания: право, равенство и свободу нравов;
правитель, если только он не спятил, никогда не будет попирать эти три основы человеческого общества.
 
Закон должен быть ясен, точен и единообразен; интерпретировать его - значит его искажать.
 
Толпа, не разбираясь, любит повторять любую бессмыслицу, высказанную по адресу незаурядного человека.
 
Если вы хотите узнать, сколько у вас настоящих друзей, попадите в беду.
 
Вернейший способ оставаться бедняком - быть честным человеком.
 
Короли и обманутые мужья всегда последними замечают свое дурацкое положение.
 
Я всегда могу возвыситься над оскорбившими меня, простив их.
 
Публика поклоняется религии и восторгается могуществом.
Чернь судит о придворном по количеству его лакеев, а о величии Бога по числу священников.
 
Есть люди, которые льстят, а есть такие, которые обижают. Следует опасаться и тех и других
 
Красивая женщина радует глаз, мудрая - радует сердце; первая - украшение, вторая - сокровище.
 
Мир - грандиозная комедия, где на одного Мольера приходится десять Тартюфов.
 
Можно одарить льстеца лентами, но это не сделает его человеком.
 
Существует немного людей, чей ум достаточно крепок, чтобы судить обо мне беспристрастно и непредубежденно.
 
Я строил деревни, осушал болота, углублял порты, отстраивал города, учреждал фабрики,
а меня сравнивают с Аттилой, вождем варваров! Справедливый приговор, нечего сказать!
 
Я создал свой век, так же как и я был создан для него.
 


Антип Ушкин пишет в perekur открыть

 
Наполеон
   
Очень многие воображают, что имеют талант править, основываясь лишь на том, что стоят у руля власти.
 
Некоторые короли изображают из себя заботящихся о благе народа, чтобы половчее его обманывать;
как тот волк в басне, что стал пастухом, чтобы было легче истребить овец.
   
Принципиально, чтобы власть и армия менялись часто.
Интересы страны требуют, чтобы ситуация не застывала в неподвижности:
в противном случае в скором времени установится феодальное правление и феодальные порядки.
 
Неравное распределение собственности подрывает всякое общество и нарушает порядок в стране,
разрушает промышленность и конкуренцию; крупная аристократия хороша лишь при феодальной системе.
 
Человеческий разум породил три очень важных завоевания: право, равенство и свободу нравов;
правитель, если только он не спятил, никогда не будет попирать эти три основы человеческого общества.
 
Закон должен быть ясен, точен и единообразен; интерпретировать его - значит его искажать.
 
Толпа, не разбираясь, любит повторять любую бессмыслицу, высказанную по адресу незаурядного человека.
 
Если вы хотите узнать, сколько у вас настоящих друзей, попадите в беду.
 
Вернейший способ оставаться бедняком - быть честным человеком.
 
Короли и обманутые мужья всегда последними замечают свое дурацкое положение.
 
Я всегда могу возвыситься над оскорбившими меня, простив их.
 
Публика поклоняется религии и восторгается могуществом.
Чернь судит о придворном по количеству его лакеев, а о величии Бога по числу священников.
 
Есть люди, которые льстят, а есть такие, которые обижают. Следует опасаться и тех и других
 
Красивая женщина радует глаз, мудрая - радует сердце; первая - украшение, вторая - сокровище.
 
Мир - грандиозная комедия, где на одного Мольера приходится десять Тартюфов.
 
Можно одарить льстеца лентами, но это не сделает его человеком.
 
Существует немного людей, чей ум достаточно крепок, чтобы судить обо мне беспристрастно и непредубежденно.
 
Я строил деревни, осушал болота, углублял порты, отстраивал города, учреждал фабрики,
а меня сравнивают с Аттилой, вождем варваров! Справедливый приговор, нечего сказать!
 
Я создал свой век, так же как и я был создан для него.
 


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть
 
1
 

HiBlogger.Net © 2006-2018 Контакты, Правила, Предложения, замечания и идеи, Частые вопросы, Задать вопрос по Хайблоггеру