1
 

 
 
Фридрих Ницше
О Царях, Церквях и Зверях:

Такой совет даю я царям, и церквям, и всему, что одряхлело от тяжести лет:
Дайте ниспровергнуть себя!  И вы снова вернетесь к жизни, а добродетель вернется к вам!
Так говорил я Огненному Псу, но он ворчливо прервал меня и спросил:
«Церковь?  Что это такое?»
Церковь, - отвечал я, - это своего рода государство, но особенно лживое.
Однако замолчи, лицемерный пёс! Тебе ли не знать сородичей своих!
Подобно тебе, Государство есть пёс лицемерия;  
подобно тебе, оно любит говорить среди дыма и грохота...
Ибо оно хочет быть самым важным зверем на земле...
(из книги «Так говорил Заратустра»)
 
О богачах:

Богач, который не умеет употреблять свободного времени,
будет постоянно стремиться к увеличению своего богатства;
это стремление будет его хитростью в борьбе со скукой.
Таким путем из состояния, достаточного для духовно развитого человека, возникает колоссальное богатство;
оно является прямым результатом духовной несамостоятельности и нищеты...
Богатство делает человека независимее и свободнее только до известной степени;
еще шаг - и оно становится господином, а владелец - рабом:
как раб, должен он отдавать ему свое время, свои мысли, должен иметь определенные связи,
быть пригвожденным к определенному месту, срастись с определенным государством,
и все это, быть может, против своего внутреннего желания...
 
На ушко консерваторам:
Возврат к прошлому невозможен, ни в каком смысле и ни в какой степени.
Мы, физиологи, по крайней мере, знаем это.
Но все жрецы и моралисты всегда хотели заставить человечество вернуться к прежней ступени...
Даже политики подражали в этом отношении проповедникам нравственности:
и в настоящее время есть партии, мечтающие о том, чтобы люди пятились, как раки.
Но никто не властен по своему желанию сделаться раком.
Волей-неволей надо идти вперед...
Можно задержать это развитие, но с тем большей силой и стремительностью прорвется оно потом...
(из книги «Сумерки идолов»)
 
Фридрих Ницше
 


Антип Ушкин пишет в zutatu открыть

 
 
Фридрих Ницше
О Царях, Церквях и Зверях:

Такой совет даю я царям, и церквям, и всему, что одряхлело от тяжести лет:
Дайте ниспровергнуть себя!  И вы снова вернетесь к жизни, а добродетель вернется к вам!
Так говорил я Огненному Псу, но он ворчливо прервал меня и спросил:
«Церковь?  Что это такое?»
Церковь, - отвечал я, - это своего рода государство, но особенно лживое.
Однако замолчи, лицемерный пёс! Тебе ли не знать сородичей своих!
Подобно тебе, Государство есть пёс лицемерия;  
подобно тебе, оно любит говорить среди дыма и грохота...
Ибо оно хочет быть самым важным зверем на земле...
(из книги «Так говорил Заратустра»)
 
О богачах:

Богач, который не умеет употреблять свободного времени,
будет постоянно стремиться к увеличению своего богатства;
это стремление будет его хитростью в борьбе со скукой.
Таким путем из состояния, достаточного для духовно развитого человека, возникает колоссальное богатство;
оно является прямым результатом духовной несамостоятельности и нищеты...
Богатство делает человека независимее и свободнее только до известной степени;
еще шаг - и оно становится господином, а владелец - рабом:
как раб, должен он отдавать ему свое время, свои мысли, должен иметь определенные связи,
быть пригвожденным к определенному месту, срастись с определенным государством,
и все это, быть может, против своего внутреннего желания...
 
На ушко консерваторам:
Возврат к прошлому невозможен, ни в каком смысле и ни в какой степени.
Мы, физиологи, по крайней мере, знаем это.
Но все жрецы и моралисты всегда хотели заставить человечество вернуться к прежней ступени...
Даже политики подражали в этом отношении проповедникам нравственности:
и в настоящее время есть партии, мечтающие о том, чтобы люди пятились, как раки.
Но никто не властен по своему желанию сделаться раком.
Волей-неволей надо идти вперед...
Можно задержать это развитие, но с тем большей силой и стремительностью прорвется оно потом...
(из книги «Сумерки идолов»)
 
Фридрих Ницше
 


Антип Ушкин пишет в retro открыть

 
 
Фридрих Ницше
О Царях, Церквях и Зверях:

Такой совет даю я царям, и церквям, и всему, что одряхлело от тяжести лет:
Дайте ниспровергнуть себя!  И вы снова вернетесь к жизни, а добродетель вернется к вам!
Так говорил я Огненному Псу, но он ворчливо прервал меня и спросил:
«Церковь?  Что это такое?»
Церковь, - отвечал я, - это своего рода государство, но особенно лживое.
Однако замолчи, лицемерный пёс! Тебе ли не знать сородичей своих!
Подобно тебе, Государство есть пёс лицемерия;  
подобно тебе, оно любит говорить среди дыма и грохота...
Ибо оно хочет быть самым важным зверем на земле...
(из книги «Так говорил Заратустра»)
 
О богачах:

Богач, который не умеет употреблять свободного времени,
будет постоянно стремиться к увеличению своего богатства;
это стремление будет его хитростью в борьбе со скукой.
Таким путем из состояния, достаточного для духовно развитого человека, возникает колоссальное богатство;
оно является прямым результатом духовной несамостоятельности и нищеты...
Богатство делает человека независимее и свободнее только до известной степени;
еще шаг - и оно становится господином, а владелец - рабом:
как раб, должен он отдавать ему свое время, свои мысли, должен иметь определенные связи,
быть пригвожденным к определенному месту, срастись с определенным государством,
и все это, быть может, против своего внутреннего желания...
 
На ушко консерваторам:
Возврат к прошлому невозможен, ни в каком смысле и ни в какой степени.
Мы, физиологи, по крайней мере, знаем это.
Но все жрецы и моралисты всегда хотели заставить человечество вернуться к прежней ступени...
Даже политики подражали в этом отношении проповедникам нравственности:
и в настоящее время есть партии, мечтающие о том, чтобы люди пятились, как раки.
Но никто не властен по своему желанию сделаться раком.
Волей-неволей надо идти вперед...
Можно задержать это развитие, но с тем большей силой и стремительностью прорвется оно потом...
(из книги «Сумерки идолов»)
 
Фридрих Ницше
 


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть

 
 
Фридрих Ницше
О Царях, Церквях и Зверях:

Такой совет даю я царям, и церквям, и всему, что одряхлело от тяжести лет:
Дайте ниспровергнуть себя!  И вы снова вернетесь к жизни, а добродетель вернется к вам!
Так говорил я Огненному Псу, но он ворчливо прервал меня и спросил:
«Церковь?  Что это такое?»
Церковь, - отвечал я, - это своего рода государство, но особенно лживое.
Однако замолчи, лицемерный пёс! Тебе ли не знать сородичей своих!
Подобно тебе, Государство есть пёс лицемерия;  
подобно тебе, оно любит говорить среди дыма и грохота...
Ибо оно хочет быть самым важным зверем на земле...
(из книги «Так говорил Заратустра»)
 
О богачах:

Богач, который не умеет употреблять свободного времени,
будет постоянно стремиться к увеличению своего богатства;
это стремление будет его хитростью в борьбе со скукой.
Таким путем из состояния, достаточного для духовно развитого человека, возникает колоссальное богатство;
оно является прямым результатом духовной несамостоятельности и нищеты...
Богатство делает человека независимее и свободнее только до известной степени;
еще шаг - и оно становится господином, а владелец - рабом:
как раб, должен он отдавать ему свое время, свои мысли, должен иметь определенные связи,
быть пригвожденным к определенному месту, срастись с определенным государством,
и все это, быть может, против своего внутреннего желания...
 
На ушко консерваторам:
Возврат к прошлому невозможен, ни в каком смысле и ни в какой степени.
Мы, физиологи, по крайней мере, знаем это.
Но все жрецы и моралисты всегда хотели заставить человечество вернуться к прежней ступени...
Даже политики подражали в этом отношении проповедникам нравственности:
и в настоящее время есть партии, мечтающие о том, чтобы люди пятились, как раки.
Но никто не властен по своему желанию сделаться раком.
Волей-неволей надо идти вперед...
Можно задержать это развитие, но с тем большей силой и стремительностью прорвется оно потом...
(из книги «Сумерки идолов»)
 
Фридрих Ницше
 


Антип Ушкин пишет в citaty открыть

   
Фридрих Ницше 
 
Мужчина и женщина понимают под словом «любовь» нечто различное...
Женское понимание любви достаточно ясно: любить для неё значит всецело отдаться и душою, и телом, без оговорок и без оглядки...
Мужчина, любящий женщину, хочет от неё именно этой любви и, стало быть, в своей любви диаметрально противоположен женской...
Допустив же, что возможны и такие мужчины, которым также не чуждо стремление отдать себя, то - какие же это мужчины!
Мужчина, который любит, как женщина, становится от этого рабом; но женщину такая любовь делает совершенной...
В самом деле, что получилось бы, если бы в любви оба одинаково отказывались от себя - уж я и не знаю что: должно быть, какой-то вакуум...
Женщина хочет быть взятой, принятой, как владение, стало быть, хочет того, кто берёт, кто не отдает самого себя, а, наоборот, должен обогатить свой внутренний мир её силой, счастьем, верой: этого только она и хочет.
Женщина отдает себя, а мужчина принимает её дар - и эту природную противоположность не устранят никакие общественные договоры и стремления к справедливости, как нам ни хотелось, чтобы вся жестокость и безнравственность этого антагонизма не стояли вечно перед глазами.
Ибо любовь, если её брать во всей полноте, является самой природой и, как природа, будет вечно вне всякой нравственности.
Верность, таким образом, заключена в женской любви, она вытекает уже из ее определения; и у мужчины она с легкостью может возникнуть, скажем, из благодарности, но - верность никогда не будет сущностью его любви...
И можно даже говорить о полной противоположности между любовью и верностью у мужчины: его любовь есть желание обладать, а не отказ и преданность; а это желание исчезает всякий раз, как только обладание достигнуто...
Хотя мужчине и нелегко согласиться с тем, что женщине больше нечего ему отдать.
 
 
Фридрих Ницше  (из книги «Весёлая Наука»)
 
 

 


Антип Ушкин пишет в zutatu открыть Комментариев 2

   
Фридрих Ницше 
 
Мужчина и женщина понимают под словом «любовь» нечто различное...
Женское понимание любви достаточно ясно: любить для неё значит всецело отдаться и душою, и телом, без оговорок и без оглядки...
Мужчина, любящий женщину, хочет от неё именно этой любви и, стало быть, в своей любви диаметрально противоположен женской...
Допустив же, что возможны и такие мужчины, которым также не чуждо стремление отдать себя, то - какие же это мужчины!
Мужчина, который любит, как женщина, становится от этого рабом; но женщину такая любовь делает совершенной...
В самом деле, что получилось бы, если бы в любви оба одинаково отказывались от себя - уж я и не знаю что: должно быть, какой-то вакуум...
Женщина хочет быть взятой, принятой, как владение, стало быть, хочет того, кто берёт, кто не отдает самого себя, а, наоборот, должен обогатить свой внутренний мир её силой, счастьем, верой: этого только она и хочет.
Женщина отдает себя, а мужчина принимает её дар - и эту природную противоположность не устранят никакие общественные договоры и стремления к справедливости, как нам ни хотелось, чтобы вся жестокость и безнравственность этого антагонизма не стояли вечно перед глазами.
Ибо любовь, если её брать во всей полноте, является самой природой и, как природа, будет вечно вне всякой нравственности.
Верность, таким образом, заключена в женской любви, она вытекает уже из ее определения; и у мужчины она с легкостью может возникнуть, скажем, из благодарности, но - верность никогда не будет сущностью его любви...
И можно даже говорить о полной противоположности между любовью и верностью у мужчины: его любовь есть желание обладать, а не отказ и преданность; а это желание исчезает всякий раз, как только обладание достигнуто...
Хотя мужчине и нелегко согласиться с тем, что женщине больше нечего ему отдать.
 
 
Фридрих Ницше  (из книги «Весёлая Наука»)
 
 

 


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть Комментариев 2

   
Фридрих Ницше 
 
Мужчина и женщина понимают под словом «любовь» нечто различное...
Женское понимание любви достаточно ясно: любить для неё значит всецело отдаться и душою, и телом, без оговорок и без оглядки...
Мужчина, любящий женщину, хочет от неё именно этой любви и, стало быть, в своей любви диаметрально противоположен женской...
Допустив же, что возможны и такие мужчины, которым также не чуждо стремление отдать себя, то - какие же это мужчины!
Мужчина, который любит, как женщина, становится от этого рабом; но женщину такая любовь делает совершенной...
В самом деле, что получилось бы, если бы в любви оба одинаково отказывались от себя - уж я и не знаю что: должно быть, какой-то вакуум...
Женщина хочет быть взятой, принятой, как владение, стало быть, хочет того, кто берёт, кто не отдает самого себя, а, наоборот, должен обогатить свой внутренний мир её силой, счастьем, верой: этого только она и хочет.
Женщина отдает себя, а мужчина принимает её дар - и эту природную противоположность не устранят никакие общественные договоры и стремления к справедливости, как нам ни хотелось, чтобы вся жестокость и безнравственность этого антагонизма не стояли вечно перед глазами.
Ибо любовь, если её брать во всей полноте, является самой природой и, как природа, будет вечно вне всякой нравственности.
Верность, таким образом, заключена в женской любви, она вытекает уже из ее определения; и у мужчины она с легкостью может возникнуть, скажем, из благодарности, но - верность никогда не будет сущностью его любви...
И можно даже говорить о полной противоположности между любовью и верностью у мужчины: его любовь есть желание обладать, а не отказ и преданность; а это желание исчезает всякий раз, как только обладание достигнуто...
Хотя мужчине и нелегко согласиться с тем, что женщине больше нечего ему отдать.
 
 
Фридрих Ницше  (из книги «Весёлая Наука»)
 
 

 


Антип Ушкин пишет в citaty открыть Комментариев 2

   
Фридрих Ницше 
 
Мужчина и женщина понимают под словом «любовь» нечто различное...
Женское понимание любви достаточно ясно: любить для неё значит всецело отдаться и душою, и телом, без оговорок и без оглядки...
Мужчина, любящий женщину, хочет от неё именно этой любви и, стало быть, в своей любви диаметрально противоположен женской...
Допустив же, что возможны и такие мужчины, которым также не чуждо стремление отдать себя, то - какие же это мужчины!
Мужчина, который любит, как женщина, становится от этого рабом; но женщину такая любовь делает совершенной...
В самом деле, что получилось бы, если бы в любви оба одинаково отказывались от себя - уж я и не знаю что: должно быть, какой-то вакуум...
Женщина хочет быть взятой, принятой, как владение, стало быть, хочет того, кто берёт, кто не отдает самого себя, а, наоборот, должен обогатить свой внутренний мир её силой, счастьем, верой: этого только она и хочет.
Женщина отдает себя, а мужчина принимает её дар - и эту природную противоположность не устранят никакие общественные договоры и стремления к справедливости, как нам ни хотелось, чтобы вся жестокость и безнравственность этого антагонизма не стояли вечно перед глазами.
Ибо любовь, если её брать во всей полноте, является самой природой и, как природа, будет вечно вне всякой нравственности.
Верность, таким образом, заключена в женской любви, она вытекает уже из ее определения; и у мужчины она с легкостью может возникнуть, скажем, из благодарности, но - верность никогда не будет сущностью его любви...
И можно даже говорить о полной противоположности между любовью и верностью у мужчины: его любовь есть желание обладать, а не отказ и преданность; а это желание исчезает всякий раз, как только обладание достигнуто...
Хотя мужчине и нелегко согласиться с тем, что женщине больше нечего ему отдать.
 
 
Фридрих Ницше  (из книги «Весёлая Наука»)
 
 

 


Антип Ушкин пишет в chyvstva открыть Комментариев 2

  
 
Фридрих Ницше
 
Алчность и Любовь - какие разные чувства возбуждает в нас каждое из этих слов! -
но в сущности они выражают одно и то же стремление.
Наша любовь к ближним - разве она не есть стремление к новой собственности?..
А наша любовь к знанию, к истине?  
И вообще всякое стремление к новизне?..
Мы постепенно пресыщаемся всем старым, всем, что нам принадлежит и жадно тянемся к новому.
Даже самый прекрасный ландшафт, через три месяца, не уверен больше в нашей любви к нему,
и какой-нибудь отдаленный берег дразнит уже нашу алчность...
Но яснее всего это стремление к собственности - в чувстве половой любви:
влюбленный хочет быть единственным обладателем вожделенной особой,
он хочет иметь безусловную власть над её душой и телом,
он хочет, чтобы любили только его одного и чтобы он один жил и властвовал в чужой душе, как нечто высшее....
Человек при этом стремится весь мир устранить от ценного имущества, от счастья и наслаждения,
он хочет стать драконом своего сокровища, как самый жадный и себялюбивый из всех «завоевателей» и обирал...
Если, наконец, иметь в виду, что для влюбленного весь остальной мир не имеет никакой цены,
кажется бледным, неинтересным, и что он готов принести любую жертву, нарушить любой порядок, -
то эти соображения заставят нас только удивляться,
каким образом подобная дикая алчность и жадность, как половая любовь,
могла считаться во все времена - чем-то величественным, чем-то божественным, -
настолько, что из нее даже позаимствовали понятие самой любви в противоположность эгоизму,
тогда как именно она, пожалуй, и является самым непосредственным выражением эгоизма. 
   
Фридрих Ницше   (из книги «Весёлая Наука»)
   


Антип Ушкин пишет в citaty открыть

  
 
Фридрих Ницше
 
Алчность и Любовь - какие разные чувства возбуждает в нас каждое из этих слов! -
но в сущности они выражают одно и то же стремление.
Наша любовь к ближним - разве она не есть стремление к новой собственности?..
А наша любовь к знанию, к истине?  
И вообще всякое стремление к новизне?..
Мы постепенно пресыщаемся всем старым, всем, что нам принадлежит и жадно тянемся к новому.
Даже самый прекрасный ландшафт, через три месяца, не уверен больше в нашей любви к нему,
и какой-нибудь отдаленный берег дразнит уже нашу алчность...
Но яснее всего это стремление к собственности - в чувстве половой любви:
влюбленный хочет быть единственным обладателем вожделенной особой,
он хочет иметь безусловную власть над её душой и телом,
он хочет, чтобы любили только его одного и чтобы он один жил и властвовал в чужой душе, как нечто высшее....
Человек при этом стремится весь мир устранить от ценного имущества, от счастья и наслаждения,
он хочет стать драконом своего сокровища, как самый жадный и себялюбивый из всех «завоевателей» и обирал...
Если, наконец, иметь в виду, что для влюбленного весь остальной мир не имеет никакой цены,
кажется бледным, неинтересным, и что он готов принести любую жертву, нарушить любой порядок, -
то эти соображения заставят нас только удивляться,
каким образом подобная дикая алчность и жадность, как половая любовь,
могла считаться во все времена - чем-то величественным, чем-то божественным, -
настолько, что из нее даже позаимствовали понятие самой любви в противоположность эгоизму,
тогда как именно она, пожалуй, и является самым непосредственным выражением эгоизма. 
   
Фридрих Ницше   (из книги «Весёлая Наука»)
   


Антип Ушкин пишет в zutatu открыть
 
1
 

HiBlogger.Net © 2006-2017 Контакты, Правила, Предложения, замечания и идеи, Частые вопросы, Задать вопрос по Хайблоггеру