10
 

 
Омар Хайям   
  
Миром правят насилие, злоба и месть.
Что еще на земле достоверного есть?
Где счастливые люди в озлобленном мире?
Если есть - их по пальцам легко перечесть.
 
В этом мире ты мудрым слывешь?  Ну и что?
Всем пример и совет подаешь?  Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить?  Допускаю,
Может быть, до двухсот проживешь.  Ну и что?
  
Ты при всех на меня накликаешь позор:
Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!
Я готов согласиться с твоими словами.
Но достоин ли ты выносить приговор?
 
О законник сухой, "неподкупный" судья!
Хуже пьянства запойного - трезвость твоя.
Я вино проливаю - ты кровь проливаешь.
Кто из нас кровожаднее - ты или я?
 
Если труженик, в поте лица своего
Добывающий хлеб, не стяжал ничего -
Почему он ничтожеству кланяться должен
Или даже тому, кто не хуже его?
 
О душа! Ты меня превратила в слугу.
Я твой гнет ощущаю на каждом шагу.
Для чего я родился на свет, если в мире
Все равно ничего изменить не могу?
 
Ты кувшин мой разбил, всемогущий господь,
В рай мне дверь затворил, всемогущий господь,
Драгоценную влагу ты пролил на камни -
Ты, видать, перепил, всемогущий господь?
 
Рыба утку спросила: "Вернется ль вода,
Что вчера утекла?  Если - да, то - когда?"
Утка ей отвечала: "Когда нас поджарят -
Разрешит все вопросы сковорода!"
 
В колыбели - младенец, покойник - в гробу:
Вот и все, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна - и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.
  
Омар Хайям
 


Антип Ушкин пишет в pz открыть

 
Омар Хайям   
  
Миром правят насилие, злоба и месть.
Что еще на земле достоверного есть?
Где счастливые люди в озлобленном мире?
Если есть - их по пальцам легко перечесть.
 
В этом мире ты мудрым слывешь?  Ну и что?
Всем пример и совет подаешь?  Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить?  Допускаю,
Может быть, до двухсот проживешь.  Ну и что?
  
Ты при всех на меня накликаешь позор:
Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!
Я готов согласиться с твоими словами.
Но достоин ли ты выносить приговор?
 
О законник сухой, "неподкупный" судья!
Хуже пьянства запойного - трезвость твоя.
Я вино проливаю - ты кровь проливаешь.
Кто из нас кровожаднее - ты или я?
 
Если труженик, в поте лица своего
Добывающий хлеб, не стяжал ничего -
Почему он ничтожеству кланяться должен
Или даже тому, кто не хуже его?
 
О душа! Ты меня превратила в слугу.
Я твой гнет ощущаю на каждом шагу.
Для чего я родился на свет, если в мире
Все равно ничего изменить не могу?
 
Ты кувшин мой разбил, всемогущий господь,
В рай мне дверь затворил, всемогущий господь,
Драгоценную влагу ты пролил на камни -
Ты, видать, перепил, всемогущий господь?
 
Рыба утку спросила: "Вернется ль вода,
Что вчера утекла?  Если - да, то - когда?"
Утка ей отвечала: "Когда нас поджарят -
Разрешит все вопросы сковорода!"
 
В колыбели - младенец, покойник - в гробу:
Вот и все, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна - и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.
  
Омар Хайям
 


Антип Ушкин пишет в pritcha открыть

 
Омар Хайям   
  
Миром правят насилие, злоба и месть.
Что еще на земле достоверного есть?
Где счастливые люди в озлобленном мире?
Если есть - их по пальцам легко перечесть.
 
В этом мире ты мудрым слывешь?  Ну и что?
Всем пример и совет подаешь?  Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить?  Допускаю,
Может быть, до двухсот проживешь.  Ну и что?
  
Ты при всех на меня накликаешь позор:
Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!
Я готов согласиться с твоими словами.
Но достоин ли ты выносить приговор?
 
О законник сухой, "неподкупный" судья!
Хуже пьянства запойного - трезвость твоя.
Я вино проливаю - ты кровь проливаешь.
Кто из нас кровожаднее - ты или я?
 
Если труженик, в поте лица своего
Добывающий хлеб, не стяжал ничего -
Почему он ничтожеству кланяться должен
Или даже тому, кто не хуже его?
 
О душа! Ты меня превратила в слугу.
Я твой гнет ощущаю на каждом шагу.
Для чего я родился на свет, если в мире
Все равно ничего изменить не могу?
 
Ты кувшин мой разбил, всемогущий господь,
В рай мне дверь затворил, всемогущий господь,
Драгоценную влагу ты пролил на камни -
Ты, видать, перепил, всемогущий господь?
 
Рыба утку спросила: "Вернется ль вода,
Что вчера утекла?  Если - да, то - когда?"
Утка ей отвечала: "Когда нас поджарят -
Разрешит все вопросы сковорода!"
 
В колыбели - младенец, покойник - в гробу:
Вот и все, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна - и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.
  
Омар Хайям
 


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в stixi открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в perekur открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в pazitifff открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в kvn открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в fluder открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в cytatnik открыть

  
Козьма Прутков
МОЙ ПОРТРЕТ
 
Когда в толпе ты встретишь человека,
который наг;
чей лоб мрачней туманного Казбека,
неровен шаг;
кого власы подъяты в беспорядке;
кто, вопия,
всегда дрожит в нервическом припадке, -
знай: это - Я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
из рода в род;
с кого толпа венец его лавровый
безумно рвёт;
кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
знай: это - Я!..
В моих устах спокойная улыбка,
в груди - змея!
 
ПАМЯТЬ ПРОШЛОГО
 
Помню я тебя ребенком,
скоро будет сорок лет;
твой передничек измятый,
твой затянутый корсет.
 
Было в нем тебе неловко;
ты сказала мне тайком:
«Распусти корсет мне сзади;
не могу я бегать в нем»
 
Весь исполненный волненья,
я корсет твой развязал...
Ты со смехом убежала,
я ж задумчиво стоял.
   
К.Прутков
    


Антип Ушкин пишет в chyvstva открыть
 
10
 

HiBlogger.Net © 2006-2019 Контакты, Правила, Предложения, замечания и идеи, Частые вопросы, Задать вопрос по Хайблоггеру